Главная > Общество > 5 тысяч долларов за положительное заключение

5 тысяч долларов за положительное заключение

Забавный поворот кругом сделал известный экономический аналитик, главный научный сотрудник Института экономики РАН, доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский в истории с опционными контрактами Сбербанка. В просторечье это называется «переобулся».

Опционные сделки со Сбербанком принесли Транснефти в 2015 году около 67 млрд рублей убытка. По этому поводу в сентябре 2016 года Никита Кричевский пылал праведным гневом. В «АиФ» 26 сентября 2016 года был опубликован пересказ его интервью, в котором он заявил: «Мне не вполне понятно, почему об этом говорится как-то вскользь, и это не стало предметом обсуждения, например, на заседании правительства, на экономических совещаниях Кремля».

И вот – стало!

В январе 2017 года Транснефть обратилась в арбитражный суд, который в июне вынес решение о том, что Сбербанк натурально обманул своего клиента. В решение суда говорится, что Сбербанк навязал Транснефти «под видом субсидии» невыгодную, высокорисковую, спекулятивную сделку, не отвечающую ее официально заявленным целям. Эксперты поддержали решение суда. Арбитражный суд признал сделку недействительной.

Никите Кричевскому бы обрадоваться – свершилось то, о чем он мечтал. Вопрос о потерях Транснефти обсуждал вице-премьер Аркадий Дворкович. Сделка стала предметом сотен публикаций, а суд признал ее недействительной. Однако «экономист» начал говорить прямо противоположное.

Накануне рассмотрения апелляционной жалобы Сбербанка на решение суда первой инстанции, 22 августа Кричевский на «Эхе Москвы» стал рьяно защищать Сбербанк.

«Эта сделка, совершенно типичная на финансовом рынке, абсолютно типичная», – вдалбливал экономист людям, не знакомым с сутью проблемы, вопреки тому, что судья арбитражного суда города Москвы Олеся Дубовик после изучения шести десятков томов документов доказала: подобных опционных барьерных сделок Транснефть со Сбербанком раньше никогда не совершала.

Кричевский упирал на «высочайшую квалификацию» юристов и финансистов Транснефти, которые должны были оценить риск достижения курсом барьера и его последствия, хотя, например, Владимир Хренов, партнер юридической фирмы «Монастырский, Зюба, Хренов и партнеры», писал в своем анализе: «…банки, используя сложные математические пакеты, создают свои фирменные «распределенные» финансовые модели [опционов] (т. е. объединяющие элементы различных ценовых математических моделей). Компании, даже крупные, чья профильная деятельность не состоит в торговле сложными инструментами финансового рынка, как правило, не в состоянии повторить такую экспертизу».

Когда же апелляционный суд отменил решение арбитражного суда, Никита Кричевский торжествующе сообщил в своем Фейсбуке: «Скромно предположу, что суд в споре Сбербанк vs. Транснефть встал на сторону Сбера в т.ч. после этого эфира (и ссылка на эфир «Эха»)». Такая явка с повинной с признанием открытого давления на суд.

Почему же записной эксперт «Роснефти», бывший заслуженный pr-солдат профессор Кричевский вдруг выступил на стороне Сбера? Ведь сама Роснефть на аналогичных сделках с банком потеряла 122 млрд рублей? Как хоть и российского розлива, но все-таки экономист, Кричевский прекрасно понимает, что если бы Сбербанк действовал добросовестно, то на опционных контрактах кто-то потерял (бывает!), но кто-то и выиграл. А потеряли все. «Ведомости» приводили такие цифры: на страховании валютных рисков Роснефть потеряла 122 млрд рублей, Транснефть – 67 млрд, Уралкалий – 35,9 млрд, Аэрофлот – 27,4 млрд, Новотэк – 20,2 млрд, Лента – 19,5 млрд, АХК «Сухой» – 13,5 млрд рублей. Кричевский объявил это «обычными операциями», а не результатом, например, мошенничества. Профессору экономики ли не знать, что за такие «обычные операции» в Европе и США на банки накладывают многомиллиардные штрафы, а то и сажают в тюрьму.

Кричевский был знаком с позицией Транснефти. Компания сообщила, что на протяжении 12 месяцев банк под любыми предлогами склонял компанию к совершению сделки, он настойчиво торопил компанию, указывая на негативные последствия возможного промедления. За период с января по декабрь 2013 года руководитель инвестиционного подразделения Сбербанка С. Видяев* 18 раз встречался с менеджментом ПАО «Транснефть», убеждая в необходимости и целесообразности сделки для компании. (* Видяев уволился из Сбербанка сразу после совершения сделки.).

Более того, Арбитражный суд подтвердил позицию Транснефти в том, что банк не предпринял никаких шагов по минимизации ущерба от сделки для ПАО «Транснефть», хотя такие возможности у банка были. В пресс-релизе Транснефти по поводу опубликования полного решения Апелляционного суда отмечается, что суд не счел нужным ответить ни на один из тезисов компании по основным аспектам иска. «Решение Апелляционного суда полностью перечеркивает уже сложившуюся российскую и международную судебную практику по аналогичным спорам», – заявили в Транснефти.

Добросовестный ученый, тем более носящий звание «профессор», обязан был проанализировать аргументы сторон и обосновать свое к ним отношение. Никита Кричевский же выступил как типичный представитель «желтых» СМИ, который с пеной у рта защищает того, кто больше заплатил. Кризис, и подобных «экспертов» пруд пруди, причем готовых писать за гонорары на порядок меньше, запрашиваемых «профессорами».

В принципе, г-на Кричевского можно даже пожалеть. После внезапной отставки генерала Феоктистова главы СБ «Роснефти» и обер-шефа агента Кричевского «экономист» Кричевский остался не при делах. Некому стало спонсировать его публикации в стиле «чего изволите», давать хорошо оплачиваемые заказы на пиар-обслуживание корпоративных конфликтов. По сути, интервью в «АиФ» и пост в Фейсбуке сродни объявлению на заборе «грамотный эксперт отдастся в хорошие руки». Будь то руки Транснефти или Сбербанка.

 

Источник

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *